Главная / Профессия / Преследование врачей, исчезновение лекарств и акции протеста

Преследование врачей, исчезновение лекарств и акции протеста

Российские врачи рассказали Медновостям, каким им запомнился 2019 год. 

Илья Фоминцев, онколог, директор Фонда профилактики рака

Один из итогов года – ад, который творится на рынке фармпрепаратов. Протекционизм, чехарда с регистрацией, в целом очень неграмотное вмешательство государства в рынок довели до того, что с него уходят препараты, и заменить их нечем. Сегодня многие лекарства не то что получить бесплатно, даже купить невозможно. И особенно заметно это становится в онкологии.

Принятая в этом году онкологическая программа наделала много шума, но пока вокруг нее больше суеты, чем итогов. На онкологию выделили немало денег, и очень хорошо, чтоони наконец-то пойдут на химиотерапию. Но при этом, вызывает изумление тарифная политика, установленная в системе ОМС. Вообще ОМС – это то, что на данный момент убивает медицину, и начинать реформу нужно именно с этой системы.

Павел Бранд, медицинский директор клиники «Семейная»

Год запомнился историей с маркировкой лекарственных препаратов, введение которой снова может быть отложено, потому что никто ничего не успевает. Введение этой программы, требующей дорогостоящего оборудования сильно усложняет жизнь бизнесу. Понятно, что в основе всего этого лежит благая цель – ограничение оборота фальшивых лекарств. Но я не очень верю, что эта цель будет достигнута, а для конечного потребителя лекарства подорожают. Еще один итог непонятно зачем нужной реформы – исчезновение с рынка важнейших препаратов. Например, преднизолон сегодня фактически невозможно купить ни в одной аптеке.

Алексей Парамонов, директор клиники «Рассвет», президент АНО приверженцев доказательной медицины «Доверительный интервал».

Для меня главный итог года – сообщение Министра Вероники Скворцовой, что наша система здравоохранения может быть признана «эталонной». Министр выступила с инициативой двойного лицензирования клиник – помимо лицензии, возможно, потребуется получать разрешение на открытие клиники в конкретной местности. При этом вице-премьер Татьяна Голикова называет ситуацию в медицине «тревожной» и собирается не названным способом переводить врачей из частной медицины в государственную. Систему оказания первичной помощи обсуждают на Госсовете под председательством Президента. Консенсус есть в одном – что-то нужно менять. Это хороший итог года. Потому что менять действительно надо.

Главный итог года для меня – сохраняющийся инфантилизм медицинских властей и настойчивая приверженность советским методам управления. Убежденность, что качество медицинской помощи можно повысить уголовными делами, а не инструментами управления – ключевой индикатор этого инфантилизма, символом которого стали переговоры Следственного комитета и Медицинской Нацпалаты Рошаля, как преследовать врачей в особом порядке по «медицинским статьям».

Тем не менее, я вижу спонтанно возникающие профессиональные сообщества – флебологов, реаниматологов, онкологов. Не мертворождённые в девяностых пустые оболочки, которых сотни, а реально действующие организации, занимающиеся образованием, созданием клинических рекомендаций. Я вижу студентов и молодых врачей, которые за свой счет ездят на стажировки и профессиональные конгрессы по всему миру. И это еще один итог года. Он позволяет нам видеть будущее. Наша медицинская молодежь стремится к самообразованию, повышению квалификации, ответственна и прогрессивна.

Я с нетерпением жду от следующего года, что министром здравоохранения станет специалист из другой отрасли, который увидит в нас не точку затрат, а сонм возможностей, в том числе, для укрепления не только здоровья россиян, но и экономического здоровья России.

Алексей Бородин, главный оториноларинголог клиники «Семейная»

Самое значимое в здравоохранении за безрадостный прошлый год – это нарастание количества врачебных дел, преследование за врачебные ошибки, криминализация этих ошибок. Все остальное блекнет в тени этой тенденции. А факты преследования матерей больных детей, которые стараются доставать для них необходимые препараты в обход существующих правил, я бы назвал гуманитарной катастрофой.

К позитивным итогам я бы отнес то что, в Москве развивается паллиативная помощь, это очень важно. Но и тут, как показали последние события, получается какая-то конкуренция между паллиативной помощью и клинической медициной, спор за ресурсы. Вместо того чтобы дополнять друг друга, работать в сотрудничестве, эти направления чуть ли не противостоят друг другу.

Если говорить про модный тренд года, то это нарастающая популярность медицинского маркетинга и использования врачами соцсетей для продвижения своих услуг.

Антон Родионов, кардиолог, доцент кафедры факультетской терапии Первого МГМУ им. И.М. Сеченова

Я бы отметил два важных события года в кардиологии. Это – исследование Dapa-HF, показавшее эффективность блокаторов SGLT-2 в лечении сердечной недостаточности. Препараты с очень спорным (так казалось!) механизмом действия сначала доказали возможность улучшения прогноза у пациентов с сахарным диабетом 2 типа, а теперь вышли из диабетологии и направились продлевать жизнь больным с сердечной недостаточностью.

А также исследование ISCHEMIA – очередное подтверждение нецелесообразности плановых операций у пациентов со стабильными формами ишемической болезни сердца. Если пациент отвечает на медикаментозную терапию, оперировать его не нужно, кроме случаев, когда стеноз расположен в стволе левой коронарной артерии.

Анастасия Васильева, офтальмолог, лидер независимой профсоюзной организации «Альянс врачей»

Самый главный итог уходящего года – признание властями несостоятельности оптимизации здравоохранения, ее губительности для отечественной медицины. Очень важно и то, что благодаря усилиям независимых профсоюзов в некоторых регионах удалось прекратить эту оптимизацию, сохранить больницы и врачебные коллективы, добиться увеличения зарплат.

Например, в Новгородской области сохранили Скорую помощь в поселке Пола, добились выделения новых машин и их полноценного оснащения, а также повышения зарплат на Скорой помощи в городе Окуловка. В Великом Новгороде по суду восстановили в ЛОР- отделении всех врачей, уволенных по «оптимизации». В Ярославле удалось сохранить ортопедическое отделение на базе второй городской больницы. В Пермском крае добились не только увеличения заработных плат медиков, но и закупки нового оборудования.

И самый последний случай – сохранение гинекологического отделения онкобольницы в Москве: медики смогли отстоять свое право работать в старом коллективе, пусть и в другом здании.

Алексей Эрлих, заведующий отделением кардиореанимации ГКБ №29 имени Баумана

Для меня как для кардиолога главными событиями года всегда являются новые рекомендации, которые выпускает Всероссийское общество кардиологов. Они некоторым образом изменили подходы к лечению, в том числе, у пациентов с нарушением липидного обмена, с сочетанием коронарной болезни сердца и диабетом, с хроническим миокардитом и хронической ишемической болезнью сердца. В частности, понижен целевой уровень холестерина для пациентов, которые перенесли инфаркты миокарда и инсульты, и это значит, что мы должны более активно назначать комбинированное медикаментозное лечение.

И, к счастью, у нас появляется такая возможность – в Москве некоторые медикаментозные препараты начали выдавать нашим пациентам бесплатно, вне зависимости от наличия льгот. Это антикоагулянты, которые нужны пациентам с фибролизацией предсердий и нарушением сердечного ритма для профилактики инсультов. Кроме того, московское правительство приняло решение еще в отношении двух важных и очень дорогих инъекционных препаратов для снижения холестерина, которые должны принимать пациенты после инфаркта. Они станут доступны с 2020 года. Это невероятный прорыв, жаль только, что он не коснется жителей других регионов страны.

А в целом, сейчас все решения, которые принимаются в области здравоохранения – это либо рефлексия, либо точечные тактические исправления, наложение заплаток на безнадежно устаревшее и расходящееся по швам пальто. Отечественная система здравоохранения очень несовершенна, и менять ее надо, принимая глобальные решения. Пока же по всей стране продолжают сажать врачей фактически за их медицинскую деятельность.

Источник

Смотрите также

Для аккредитации врачей редких специальностей создадут отдельные комиссии

Национальная медицинская палата предложит Минздраву создать центральную аккредитационную комиссию для подтверждения квалификации работающих специалистов с

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *