Главная / Новости / Для борьбы с эпидемией уже не хватает медиков и средств защиты

Для борьбы с эпидемией уже не хватает медиков и средств защиты

Заболевших коронавирусом в России, по официальным данным, пока несколько тысяч, но у системы здравоохранения уже серьезные проблемы. В скором будущем это может обернуться дефицитом буквально всего — медиков, средств защиты, коек в больницах, аппаратов ИВЛ, тестов, лекарств, предупреждает газета «Ведомости».

Начинающаяся эпидемия коронавируса обнажила недостатки реформы здравоохранения, отмечал 28 марта главный экономист ВЭБ.РФ Андрей Клепач на форуме «Следующие 20 лет». Сократилось количество коек в стационарах и врачей.

С советских времен в 2,4 раза сократилось число коек инфекционного профиля — со 140 тысяч в 1990 году до 59 тысяч к 2019-му. Инфекционистов по сравнению с 2011 годом стало меньше на 10% — сейчас в России их всего около 7 тысяч.

 По данным Росстата, с 2013 по 2019 год число младших медработников сократилось в 2,6 раза, до 265 тысяч человек, среднего персонала — на 9,3% до 1,314 млн, врачей — на 2%, до 704 тысяч человек.

Такую «оптимизацию» системы здравоохранения подстегнули майские указы Владимира Путина. Ради выполнения одного из KPI (ключевого показателя эффективности) указов — роста средней зарплаты в здравоохранении — Минздрав сократил средний и младший медперсонал. Майские указы от 2012 года требовали повышения средних зарплат в здравоохранении на 200% к 2018 году. Главным способом выполнить это требование стало сокращение персонала и перевод оставшихся людей на несколько ставок — это помогало показать на бумаге большие зарплаты.

Власти не усвоили урок пандемии свиного гриппа, который показал, как легко инфекции могут распространяться по всему миру. 3-ю инфекционную больницу в Печатниках на 570 мест в 2015 году власти решили перестроить в производственно-складской комплекс. «Ее можно было использовать под такие ЧП. В итоге сейчас строят новую [в Новой Москве]», — недоумевает глава профсоюза фельдшеров Дмитрий Беляков.

Болеть при этом россияне стали не намного меньше. По данным Росстата, подхвативших серьезную инфекцию (без учета туберкулеза и венерических болезней) в 1990 г. было 4,4 млн человек, а в 2018 г. — 3,5 млн. В итоге нагрузка на профильного врача выросла более чем вдвое, и это сказалось на смертности от инфекций. Если в 1990 г. умирали 0,35% инфекционных больных, то в 2018 г. — 0,82%. В итоге, по статистике ВОЗ, Россия по уровню смертности от инфекций занимает 87-ю строчку в мире.

Врачам уже приходится работать в нечеловеческих условиях, учитывая опасность заражения коронавирусом. «Сдохни или умри — так можно описать наши смены сейчас, — пишет в своем Instagram медсестра недавно перепрофилированной больницы Москвы. — Мы все в «грязной зоне» работаем в следующем обмундировании: хирургическая пижама, сверху защитный костюм, очки, респиратор, две пары перчаток, резиновая обувь, бахилы. В «грязной зоне» нельзя снимать ничего <…> а это значит, нельзя: пить, есть, сходить в туалет, а в какой-то момент становится почти невозможно дышать <…> Утром после суток напряженной работы в респираторе я уже рыдала от бессилия».

Чтобы стимулировать медиков, правительство выделило Минздраву 10,2 млрд рублей на доплаты за работу с зараженными коронавирусом или людьми из группы риска. Но они будут неравными: врачи смогут рассчитывать на 80 000 руб., медсестры — на 50 000, фельдшеры — на 25 000, заявил президент Владимир Путин. И едва ли этим можно окупить долги государства перед медиками, считает сопредседатель межрегионального профсоюза работников здравоохранения «Действие» Андрей Коновал. Работа с вредом для здоровья или сверхурочно, в выходной день или ночью должна оплачиваться гораздо выше всем медработникам, поскольку в обычное время они сильно недополучают.

Защитной экипировки нет даже у медиков

Перед общением с пациентами больницы в Коммунарке 24 марта Владимир Путин облачился в желтый костюм химзащиты TyChem 2000C американской компании DuPont и полнолицевую маску UNIX 6100 российской компании «Сорбент» (входит в холдинг «Зелинский групп»). Цена защитной экипировки президента — более 10 тысяч рублей. Найти ее в розничной продаже не удалось.

В «Зелинский групп» сказали, что респираторы и маски в ближайший месяц не появятся, хотя завод работает в круглосуточном режиме: «Будут в лучшем случае в конце апреля. У нас объемы колоссальные, но все разобрали по заявкам».

Кадры обхода президентом новенькой московской клиники резко контрастируют с положением дел во многих других больницах. У медиков даже столичных больниц уже возник острый дефицит средств индивидуальной защиты (СИЗ). Так, медперсоналу основного корпуса 9-го лечебно-диагностического центра Минобороны приказали шить маски самостоятельно из подручных средств в свободное время. При этом в день одному медику требуется около 15 масок.

Без СИЗ врачи могут сами стать разносчиками заразы. «Было уже несколько случаев, когда врач, оказывалось, попадал на коронавирусного пациента и был без защиты. В итоге он садится на карантин на две недели, — говорит работница скорой помощи из Санкт-Петербурга. — А работать-то кто будет? Если в таком темпе все дальше это дело пойдет, врачей в «скорой» и неотложке не останется».

Из-за перепрофилирования больниц под инфекционные отменили госпитализацию и плановые операции у других больных. Об этом, в частности, говорил министр здравоохранения Михаил Мурашко.

Не ясно, хватит ли аппаратов ИВЛ для лечения тяжелобольных коронавирусной инфекцией. Главный вопрос — насколько они работоспособны, сколько из них свободно и не требуется для обслуживания пациентов с другими заболеваниями.

«Если вдруг появится вспышка, то начнется естественный отбор, потому что у нас 2,5 аппарата ИВЛ — два заняты больными, а у одного сломан компрессор», — заявила в видеообращении медик больницы в Калаче-на-Дону Татьяна Ревва. После этого у нее начались проблемы: руководство написало заявление в полицию, и ее вызвали на допрос.

«Дошло до смешного. Руководство посчитало все мешки Амбу (ручное устройство для выполнения временной искусственной вентиляции легких. — Прим. «Ведомостей») за аппараты ИВЛ, мол, руками можно качать — значит, тоже аппарат вентиляции легких. Еще достали старые ИВЛ, неработающие, — мол, починим. В итоге их насчитали 13 штук. Самое ужасное, больницу признали годной для коронавирусных больных», — комментирует эту историю Анастасия Васильева из «Альянса врачей».

Когда легкие совсем не справляются с насыщением крови кислородом, требуется аппарат ЭКМО (экстракорпоральная мембранная оксигенация). Их в России всего 124 и планируется докупить еще 17, говорила вице-премьер по социальным вопросам Татьяна Голикова. Практически все аппараты импортные. Их придется закупать в США или Германии, цена — до 10 млн рублей и выше. Процедура лечения тоже недешевая — около 1,5-3 млн рублей. Но главное — требуются хорошо подготовленные специалисты, которых не хватает, а быстро их не обучить, говорит секретарь Российского общества ЭКМО и главный анестезиолог-реаниматолог МЧС России Даниил Шелухин.

 Запас прочности системы здравоохранения невысок

 На случай пандемии гриппа Роспотребнадзор рассчитывал нормативы запасов лекарств, СИЗ, коек и медоборудования. По коронавирусам методических рекомендаций пока нет. Но нормы сопоставимы: по СИЗ практически один к одному, по лекарствам тоже совпадают, говорит бывший главный санитарный врач РФ Геннадий Онищенко. Нормативы по пандемии гриппа исходили из того, что переболеть могут 10% населения, из которых для 10% потребуется госпитализация, в том числе 1,2% — аппараты ИВЛ (или 200 единиц на 1 млн населения). Всего, по нормативам Роспотребнадзора, в России при пандемии гриппа требовалось бы более 29 тысяч свободных аппаратов ИВЛ и 184 тысячи дополнительных коек.

 Однако коронавирус опаснее гриппа, указывает ВОЗ. По данным организации, госпитализировать требуется 20% заболевших — в частности, у 5% болезнь протекает в тяжелой форме и требуется интенсивная терапия (ОРИТ), из которых около 1-2% — ИВЛ. Схожие оценки дает Центр по контролю и профилактике заболеваний США. Заразиться при этом может 30-40% популяции, считает американский профессор Джеймс Лоулер.

 Всего в России для больных коронавирусом подготовлено 94 тысячи коек, говорила вице-премьер по социальным вопросам Татьяна Голикова.

Источник

Смотрите также

Проктомицин от геморроя. Отзывы. Цена. Где купить препарат. Состав.

Среди натуральных средств крем от геморроя Проктомицин занимает особое место.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *